Все болезни — от нервов

Это вам любая бабушка на скамеечке в парке скажет. Даже перелом. Человеческий фактор — причина большинства аварий и катастроф; исследования показывают решающую роль психической составляющей, попросту характера человека, его способа реагировать на поступающие извне раздражители в возникновении большинства сугубо соматических заболеваний.

Ведь медицина, при всей своей нужности и, спасибо ей, незаменимости, не берется назвать, а тем более устранить причину возникновения серьезных болезней, а профилактику видит в ранней диагностике да неубедительных советах не пить, не курить и невыполнимом — не нервничать.

Иногда наши доблестные медики сильно удивляют полным игнорированием психики своих пациентов. Их можно понять — профессиональное эмоциональное выгорание у них, как ни у кого другого. Да и веками освященная традиция внимательно смотреть только на тело…

На Западе, услышав от пациента жалобы на приступы сердечной аритмии, разнообразные симптомы, определяющиеся как вегетососудистая дистония и убедившись в отсутствии органической природы этих проявлений, врач пишет диагноз типа паническая атака и отправляет к психотерапевту.

У нас — сначала пугает (думая, что успокаивает) пациента тем, что «кардиограмма в порядке» — а состояния-то невыносимые, причина неясна, неопределенность заставляет подверженного страху человека паниковать еще больше — а потом выписывает успокоительное.

Психическая, внутренняя жизнь постсоветского человека изрядно перегружена тоталитарными традициями (или пережитками) неуважительного отношения к индивидуальным психологическим потребностям и взрослых, и уж конечно, детей. Иначе многие просто не умеют, хоть и хотели бы. Не знают, не понимают, не обращают внимания прежде всего на себя, на собственные душевные запросы, нужды, неудовлетворенность, страхи.

Нет привычки быть в хорошем настроении, на напряженные лица наших людей всегда обращают внимание иностранцы. Пойти к психологу — или времени нет, или денег. Но находится и то, и другое на онкологические операции, тонны таблеток, заедание и запивание стресса, вытягивание детей из различных маний. Организм адекватно отвечает на игнорирование своих запросов и интересов.

Многие соотечественники, не имея даже разового опыта общения с психологом (совсем с недавнего времени появился он в школе, и то — не в каждой), представляют беседу с ним, как взаимодействие либо учителя и ученика, либо прихожанина и пастыря. Эти модели не подходят для процесса психологического консультирования.

«Не обращайте внимания, возьмите себя в руки, не переживайте» — таких слов вы на консультации не услышите. Советы, предложения, морализаторство, тем более давление — все, с чем так часто сталкиваемся мы в повседневной жизни — здесь полностью отсутствуют.

Реакция на такую свободу может быть очень разной — от растерянности и неприятия до полного раскрытия внутренних ресурсов — но в конце концов человек обнаруживает, что ему не нужны привычные способы защиты для оправдания своих поступков, потому что здесь никто не собирается ни хвалить, ни оценивать, ни ругать. Только слушать, прояснять, понимать, чувствовать.

И в такой безопасной атмосфере уже можно самому оценить свои прошлые и настоящие побуждения, конфликты, поведение, получить уникальный опыт свободы и бытия самим собой.

Шевченко Алевтина